Телефон: +7 936 678 9875

Ходить в театре: что такое спектакль-променад и как актеры смешиваются со зрителями. Наушники в театре


Власти Петербурга подарили трудным подросткам на Новый год сломанные наушники

К Новому году и Рождеству трудные подростки Петербурга получили от Смольного подарки. За красивой оберткой скрывались модные наушники Beats. Вот только радовались ребята недолго, ведь часть наушников оказалась сломанной.

НАУШНИКИ БЕЗ МУЗЫКИ

О том, что акустика от Администрации Петербурга барахлит, подростки пожаловались сотрудникам своих социальных центров. Какие-то подарки были в грязных и даже рваных упаковках. Чем тебе не «распил» городского бюджета?

Упаковка презентов тоже смутила ребят Фото: СОЦСЕТИ

Упаковка презентов тоже смутила ребятФото: СОЦСЕТИ

Злосчастная аппаратура была частью тендера Комитета по молодежной политике Санкт-Петербурга. Официально задание звучало как «оказание услуг по обеспечению занятости несовершеннолетних и молодежи в возрасте от 14 до 19 лет, склонных к совершению правонарушений, в том числе находящихся под следствием и в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда».

Судя по техническом заданию, исполнитель должен был до 20 декабря купить и раздать подарки – студийные вакуумные проводные наушники, «в том числе совместимы с iPhone», – двум с половиной тысячам ребят. iPhone в подарок, конечно, не входил.

В ТЕАТР И НА ЭКСКУРСИЮ

Закупка презентов стала лишь частью госконтракта: наушники вручали после представлений. Две с половиной тысячи подростков, состоящих на сопровождении Городского центра социальных программ и профилактики асоциальных явлений среди молодежи «Контакт» или на учете в полиции и органах опеки, должны были попасть в театры и на экскурсии.

Представления для непростых подростков должны были проводить минимум в семи известных театрах города на Неве. Ребятам должны были показать не меньше 15 представлений разных жанров (в том числе одну премьеру). В план входили и 15 20-минутных экскурсий.

За досуг малолетних преступников и сирот город готов был отдать более 4,1 миллионов рублей. Половина суммы, по расчетам, пошла бы на наушники, причем средняя цена подарка составила бы 800 рублей.

Конкурс выиграл индивидуальный предприниматель Алексей Аранович, более известный как глава Санкт-Петербургского военно-исторического общества, доктор исторических наук и профессор Университета промышленных технологий и дизайна. Он предложил сэкономить 21 тысячу бюджетных рублей.

«ПРОСТО ОБИДНО»

После разразившегося скандала Комитет по молодежной политике пообещал заменить сломанные наушники до Нового года.

– Фирма, которая поставляла наушники, предоставила два с половиной месяца гарантии, – объясняет Аранович. – Бракованы или сломаны детьми по дороге оказались около двух десятков подарков. Но зачем раздувать из этого скандал? Наушники были лишь мелким бонусом.

За четыре миллиона тысячи трудных подростков впервые побывали в Комиссаржевке, в Александринке, в Театре музкомедии, в Учебном театре на Моховой, в Балтийском доме. При этом «с ребятами до и после спектаклей работали лучшие педагоги и экскурсоводы».

– Я шокирован: такой «подарок» под Новый год и врагу не пожелаешь, – вздыхает Аранович. – У нас миллиардами воруют – и ничего. А я проработал 19 лет в институте, до этого пять лет в школе, полгода в садике, работал с детишками в колонии, открыл ИП только потому, что хотел таким ребятам помочь социализироваться, – и украл. Живу в 42-метровой квартире с женой и приемным ребенком, зарабатывают как педагог 24 тысячи в месяц – и вор. Просто обидно.

www.spb.kp.ru

что такое спектакль-променад и как актеры смешиваются со зрителями — Платформа — "Проекти"

11 липня 2017

По всему миру активно развивается так называемый иммерсивный театр, в котором нет четкого разделения на актеров и зрителей. На днях в Киеве прошел допремьерный показа спектакля-променада «Время» от компании U!Zahvati. Журналист Александр Михедов сходил в этот театр без стен и написал для Platfor.ma о том, воспринимается ли искусство в движении и как спектакль можно прочувствовать по всему городу.

 

Под вкрадчиво-бесполезные просьбы перевести телефон в беззвучный режим (рано или поздно чей-то рингтон непременно разорвет тишину) в театральном зале гаснет свет. С экранов смартфонов зрительский взгляд устремляется на сцену, где актерам предстоит пару часов разыгрывать отрепетированное действо. Первый акт — антракт — второй акт. Давка в буфете, очередь в гардеробную, впечатления от спектакля, которые публика спешит озвучить сразу после аплодисментов, свежий воздух улицы. Типичная история похода в традиционный театр. Сегодня все будет иначе.

 

 

Что это такое

 

«Иммерсивный», «интерактивный», «спектакль-променад» — этот формат называют по-разному. Он использует иммерсивность, то есть погружение в действо, ломает шаблон «актер на сцене — зритель в зале». Здесь ты — не посторонний наблюдатель, а активный участник происходящего. Полина Бараниченко, автор и режиссер «Времени», поясняет, что как таковых требований к формату нет.

 

— Я трактую термин иммерсивности как проникновение и контакт. Нужна ли для этого сцена или помещение — это уже тема для дискуссий с коллегами, — говорит она. — Если противопоставлять иммерссивности классический театр, то он даже при разрушенной четвертой стене делит зал и сцену. А принцип иммерсивности — убрать их и рождать что-то, исходя из данных условий.

Во «Времени» голос в наушниках погружает тебя в происходящее и делает ведомым: задает направление, просит выполнять несложные действия. Все происходит спонтанно и непредсказуемо: ты не знаешь, что ждет за поворотом и как себя поведут актеры.

— Я очень рада, когда зрители их не замечают и потом гадают, был то актер или прохожий. Это еще один из принципов иммерсивности, — рассказывает Полина.

 

 

В целом спектакль-променад — это не театрализованный квест. У зрителя нет какой-либо задачи, поэтому он находится в расслабленном состоянии. Интерактивность спектакля ненавязчива и не требует сверхусилий.

 

— Она лишь усиливает эмоциональный аспект происходящего, —поясняет Полина.

 

 

История

Появление иммерсивного театра — закономерный процесс, одно из следствий тренда дополненной реальности. Предельно реалистичными становятся кино, книги, игры. Меняется и театр. С базарных площадей и улиц он уже уходил в закрытое помещение, а теперь снова ищет новые пространства.

 

Своим рождением формат обязан британской театральной компании PunchDrunk, создавшей шоу Sleep No More. В стенах пятиэтажного отеля «Маккитрик» участники спектакля разыгрывают шекспировский «Макбет». От актеров зрителей отличают венецианские маски — их запрещено снимать до конца шоу.

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

Кроме гостиничных номеров, здесь есть кладбище, больничная палата, библиотека и еще около ста локаций. Хождение по «Маккитрик» — ода вуайеризму, возможность понаблюдать, как полуинфернальные актеры любят, страдают и убивают. А если повезет — даже помочь им в этом. Каждый визит в отель открывает новые подробности, поэтому некоторые зрители посещают спектакль несколько раз. Стоимость билета — от $38 до $295.

 

Британские, американские, а с недавних пор и российские зрители уже разгуливают по локациям различных постановок: в Нью-Йорке предлагают сопровождать «Алису в Стране чудес», в Лондоне вдохновляются «Войцеком» Бюхнера, а в Москве ставят мюзикл «Дубровский» по Пушкину и адаптируют Ибсена.

 

Для киевской публики спектакль-променад — новинка. Поставила его компания U!Zahvati, создающая инновационные развлекательные проекты в театральном направлении для разных аудиторий. В планах компании — полноценный иммерсивный театр с различными локациями.  

 

 

Как это было

Место нашей встречи — Парковый мост на Подоле. Среди публики в основном молодежь. Нам раздают наушники и набор странных предметов: бумага, карандаш, зеркало, проездной на метро – и отправляют к середине моста ждать администратора. Вскоре она появляется и проводит краткий инструктаж и просит следовать голосу в наушниках. Спектакль начинается.

  

  

По понятным причинам меня просили не раскрывать подробности и маршрут. На протяжении всего пути голос описывает наши сложные отношения с временем. Мысли никак не тянут на новаторские, но нестандартная подача делает свое дело — через некоторое время ты начинаешь проникаться вещами, которые звучат в твоих ушах. Голос ведет нас улицами города, заставляет спускаться в метро, заводит в магазины.

 

Практически весь спектакль проходит в движении. При всей моей нелюбви к пешим прогулкам, меня эта полуторачасовая прогулка не утомляет.

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

Люди с интересом разглядывают группу и принимают то ли за иностранцев, использующих аудиогид, то ли за участников флешмоба. Пожилая женщина, завидев нас, начинает креститься и спрашивать, что происходит, но ее не слышат из-за наушников.

 

Спектакль всегда начинается на мосту, а заканчивается в разных местах. Наш подходит к концу в оживленном парке. Мы сидим на краю фонтана и под взгляды удивленной публики слушаем заключительную песню.

 

«Время» оставляет смешанные чувства: с одной стороны — некоторое разочарование, поскольку ты, конечно, ждал размаха Sleep No More. С другой — понимание, что это лишь начало, а люди, создающие подобные вещи, открывают тебе совершенно новые эмоции. Они заставляют подняться из театрального кресла и раствориться в действе, разворачивающемся на фоне декораций родного города. И эти ощущения действительно заслуживают аплодисментов. Пусть даже похлопать можно только голосу в своей голове.

platfor.ma

Как устроены спектакли в квартирах москвичей от создателей Remote Moscow — The Village

«В гостях. Европа» — это и спектакль, и, как часто бывает у Rimini, масштабный социологический проект. Подобные встречи уже второй год проходят в крупных и малых европейских городах, а также, например, в Каире. Хроника встреч фиксируется на карте, на которой в ближайшее время появится Москва. Там и все ответы на вопросы, которые задаются во время спектакля, и политические проекты, предложенные зрителями, и другая статистика, собранная по итогам разговоров. Например, в Берлине людям чаще приходится говорить неправду по поводу своей национальности. Будущего меньше всего боятся жители датского городка Хиллерёд, Ганновера и Бонна, а в чешском городе Пльзень самый высокий процент людей, которым хватает одной работы, чтобы себя полностью обеспечивать.

Европа приходит в гости буквально. Главное в каждой квартире, чьи хозяева радушно принимают зрителей, — это большой стол с картой Евросоюза и, в нашем случае, конечно, России. Перед тем как сесть, координатор просит всех отметить на этой скатерти три определенные точки разноцветными фломастерами и соединить их между собой. Получается пестрый маршрутный лист перемещений будто из бортового журнала, который за время спектакля дополняется живыми историями или нарисованными скетчами. На столе также стоят коробка с кнопкой — это механический ведущий вечера — и форма с сырым тестом: будущий пирог, поделить который мы тут и собрались. Дело вроде простое, но, как показывает история, далеко не всегда.

Cистема такова: нажимаешь на кнопку, машина печатает текст с заданием, которое нужно зачитать и выполнить. Игра состоит из пяти этапов, каждый из которых начинается с исторической сводки про возникновение Евросоюза. Во всех этих описаниях присутствует фраза про представителей разных стран, которые собрались «за столом переговоров, похожим на тот, за которым сидим мы». Разобраться предстоит со многим, начиная с уровня собственной амбициозности и заканчивая делами государственной важности.

Первый этап спектакля посвящен хозяину дома, которого машина просит рассказать, почему он выбрал именно этот район, сколько человек здесь живет, удается ли общаться с соседями и какие политические темы возникают чаще других за ужином. Вторая группа вопросов уже адресована каждому, и тут мы узнаем, есть ли среди присутствующих бывшие старосты класса или группы в университете (а они всегда есть), кто чувствует себя гражданином мира, а кто нет, и приходилось ли кому-то за последние десять лет драться или участвовать в конфликте с физическим насилием. Все вопросы — предельно конкретные, а некоторые — довольно сложные. Вспомнить историю знакомства бабушки с дедушкой еще как-то можно, но быстро решить, верите ли вы, например, в демократию, и справиться с кучей сопутствующих вопросов и ассоциаций, возникающих в голове, будет сложнее. Звучит сирена — значит, нужно передавать коробку с кнопкой следующему человеку за столом. А пирог тем временем отправляется в духовку.

www.the-village.ru

Отзывы - Театр Кафе

“Чтобы расширить свои представления о том, каким бывает театр, теперь можно отправиться в Театр-кафе — новую культурную локацию на юге Москвы. Впрочем, следующая точка совсем скоро должна открыться уже в центре, на Арбате, а потом решительно разрастись до целой сети по городу. Первой в афише проекта появилась “Моя Психея”, если быть совсем точным — “Моя psyche”, что в переводе с греческого означает душа.

Моноспектакль о ее, о вашей и вообще душе играет Ася Малеванова, актриса Красноярского театра имени Пушкина, которая выступила и соавтором текста. Сам спектакль идет в Красноярске в театре “Под Крышей”. Режиссером выступила итальянка Алессандра Джунтини, которая из древнегреческого мифа о любви прекрасной, но смертной Психеи к бессмертному богу любви Эросу создает зрительский спектакль, красивый и яркий, при этом мастерски балансируя и не скатываясь в простецкие антрепризные “жизненные мудрости”, якобы предназначенные для всех. Сюжет при плохом вкусе вполне мог бы превратиться в умилительную сладкую мелодраму, но спектакль сохраняет изначально присущую мифу философию. Мечты героини о любви и борьба за женское счастье влекут за собой другие, как оказывается не менее важные для нее вопросы. О красоте, которая становится и даром, но не меньшим проклятьем и испытанием: предприимчивые родственники даже устроили коммерческий бизнес, спекулируя на красоте Психеи, которая к тому же вызвала зависть самой Афродиты. Но если в мифе Психея, выполнив все испытания своей божественной свекрови, в итоге воссоединяется с мужем, в постановке Джунтини все не так просто.

Побывав в царстве Аида, послушав пару советов инфернальной царицы Персефоны, Психея узнала о том, какого это — быть мертвым. И что самое страшное — умереть не физически, а жить с мертвой душой, что, собственно и предполагает бессмертие. Отказавшись от чаши с амброзией, героиня делает выбор в пользу короткой, но подлинной жизни, которая и возможна только потому, что конечна. Театр-Кафе предполагает просмотр спектакля с использованием наушников с объемным бинауральным звуком, то есть с таким эффектом, когда слушатель воспринимает каждый нюанс, откуда звук исходит, что, конечно усиливает включенность в происходящее и через некоторое время забываешь и о экране, и о том, что спектакль идет в записи.

Желающие могут устроить себе пиршество не только для духа, но и угоститься закусками, причем делать это можно безбоязненно прямо во время спектакля, никого не отвлекая и не отвлекаясь от спектакля самому, так как звук транслируется одновременно и в наушники, и в колонки. Формат театра на экране не стремится быть заменой реальному представлению, это новая отдельная форма искусства, которая дополняет уже существующие. Это может показаться удивительным, но постановка на экране может смотреться даже лучше, чем на сцене.

По крайней мере, у театральных кинопоказов есть одно бесспорное преимущество — они дарят артистам крупный план. Из любой точки кинозала мимику, взгляд, всю тончайшую работу актрисы видно так, как никогда ее не будет видно даже с первого ряда даже маленького театрального зала.

Плюс к этому добавляется еще одно удобство — не нужно лететь в другой город, чтобы посмотреть на игру Анастасии Малевановой, хотя, надо сказать, она этого стоит.

www.teatr-cafe.ru

Звуковое оборудование для театра

Театральное представление представляет собой своего рода уникальный и весьма своеобразный синтез различных видов искусства. Это художественное чтение, актерское искусство, пение, элементы балета и даже живопись. Поэтому к выбору оборудования нужно отнестись с пониманием и серьезностью.

 микшеррный пульт театра

театральное оборудование

Театральное оборудование – это целый комплекс качественной аппаратуры, включающий в себя множество подсистем. Главными из них являются свет и звук. Даже без декораций или с их минимумом в театре вполне можно работать (учитывая пресловутую театральную условность). Но без качественного звука и света – нельзя обойтись никак.

Основа оборудования для любого театра – звуковая аппаратура. Она несколько отличается от аналогичного оборудования клубов и концертных организаций. Главное отличие заключается к парке микрофонов. На театральной сцене они не должны быть видны – в противном случае может нарушиться восприятие постановки (если только микрофоны не являются предметами театрального антуража). Чаще всего микрофоны в театре выполняются достаточно чувствительными и подвешиваются на рампе, не привлекая внимание зрителей. Петлички и другие подобные системы используются в театре крайне редко.

В целом звуковое оборудование для театра включает в себя аналоговый или цифровой микшерский пульт, звуковоспроизводящую аппаратуру, кабели, высококачественную акустику и микрофоны.

Особое внимание при комплектовании зрительного зала уделяется свету. Световое оборудование для театра должно обеспечивать возможность разнообразных эффектов, дополняющих ход постановки, рисующих определенные картины. Не менее важна возможность управления софитами, прожекторами, рампами дистанционно – с места оператора.

Свет и звук – это самая дорогостоящая часть современного оборудования в театре. Установка звука и света в театр должна выполняться только профессионалами высокого уровня. В противном случае велика возможность появления ошибок, которые приводят к непредсказуемым результатам.

Для расчета стоимости шоу-оборудования для театра просим отправить нам на почту Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. все материалы (размеры чертежи) и техническое задание.

Ход работы по оснащению театра:

  • Акустически анализ помещения;
  • Улучшение акустики зала;
  • Разработка и подбор звукового и светового оборудования;
  • Составление сметы;
  • Поставка оборудования;
  • Монтаж и пуско-наладочные работы.

ex-sound.ru

что такое спектакль-променад и как актеры смешиваются со зрителями — Платформа — "Проекти"

11 липня 2017

По всему миру активно развивается так называемый иммерсивный театр, в котором нет четкого разделения на актеров и зрителей. На днях в Киеве прошел допремьерный показа спектакля-променада «Время» от компании U!Zahvati. Журналист Александр Михедов сходил в этот театр без стен и написал для Platfor.ma о том, воспринимается ли искусство в движении и как спектакль можно прочувствовать по всему городу.

 

Под вкрадчиво-бесполезные просьбы перевести телефон в беззвучный режим (рано или поздно чей-то рингтон непременно разорвет тишину) в театральном зале гаснет свет. С экранов смартфонов зрительский взгляд устремляется на сцену, где актерам предстоит пару часов разыгрывать отрепетированное действо. Первый акт — антракт — второй акт. Давка в буфете, очередь в гардеробную, впечатления от спектакля, которые публика спешит озвучить сразу после аплодисментов, свежий воздух улицы. Типичная история похода в традиционный театр. Сегодня все будет иначе.

 

 

Что это такое

 

«Иммерсивный», «интерактивный», «спектакль-променад» — этот формат называют по-разному. Он использует иммерсивность, то есть погружение в действо, ломает шаблон «актер на сцене — зритель в зале». Здесь ты — не посторонний наблюдатель, а активный участник происходящего. Полина Бараниченко, автор и режиссер «Времени», поясняет, что как таковых требований к формату нет.

 

— Я трактую термин иммерсивности как проникновение и контакт. Нужна ли для этого сцена или помещение — это уже тема для дискуссий с коллегами, — говорит она. — Если противопоставлять иммерссивности классический театр, то он даже при разрушенной четвертой стене делит зал и сцену. А принцип иммерсивности — убрать их и рождать что-то, исходя из данных условий.

Во «Времени» голос в наушниках погружает тебя в происходящее и делает ведомым: задает направление, просит выполнять несложные действия. Все происходит спонтанно и непредсказуемо: ты не знаешь, что ждет за поворотом и как себя поведут актеры.

— Я очень рада, когда зрители их не замечают и потом гадают, был то актер или прохожий. Это еще один из принципов иммерсивности, — рассказывает Полина.

 

 

В целом спектакль-променад — это не театрализованный квест. У зрителя нет какой-либо задачи, поэтому он находится в расслабленном состоянии. Интерактивность спектакля ненавязчива и не требует сверхусилий.

 

— Она лишь усиливает эмоциональный аспект происходящего, —поясняет Полина.

 

 

История

Появление иммерсивного театра — закономерный процесс, одно из следствий тренда дополненной реальности. Предельно реалистичными становятся кино, книги, игры. Меняется и театр. С базарных площадей и улиц он уже уходил в закрытое помещение, а теперь снова ищет новые пространства.

 

Своим рождением формат обязан британской театральной компании PunchDrunk, создавшей шоу Sleep No More. В стенах пятиэтажного отеля «Маккитрик» участники спектакля разыгрывают шекспировский «Макбет». От актеров зрителей отличают венецианские маски — их запрещено снимать до конца шоу.

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

  • Фотографія: punchdrunk.org.uk

Кроме гостиничных номеров, здесь есть кладбище, больничная палата, библиотека и еще около ста локаций. Хождение по «Маккитрик» — ода вуайеризму, возможность понаблюдать, как полуинфернальные актеры любят, страдают и убивают. А если повезет — даже помочь им в этом. Каждый визит в отель открывает новые подробности, поэтому некоторые зрители посещают спектакль несколько раз. Стоимость билета — от $38 до $295.

 

Британские, американские, а с недавних пор и российские зрители уже разгуливают по локациям различных постановок: в Нью-Йорке предлагают сопровождать «Алису в Стране чудес», в Лондоне вдохновляются «Войцеком» Бюхнера, а в Москве ставят мюзикл «Дубровский» по Пушкину и адаптируют Ибсена.

 

Для киевской публики спектакль-променад — новинка. Поставила его компания U!Zahvati, создающая инновационные развлекательные проекты в театральном направлении для разных аудиторий. В планах компании — полноценный иммерсивный театр с различными локациями.  

 

 

Как это было

Место нашей встречи — Парковый мост на Подоле. Среди публики в основном молодежь. Нам раздают наушники и набор странных предметов: бумага, карандаш, зеркало, проездной на метро – и отправляют к середине моста ждать администратора. Вскоре она появляется и проводит краткий инструктаж и просит следовать голосу в наушниках. Спектакль начинается.

  

  

По понятным причинам меня просили не раскрывать подробности и маршрут. На протяжении всего пути голос описывает наши сложные отношения с временем. Мысли никак не тянут на новаторские, но нестандартная подача делает свое дело — через некоторое время ты начинаешь проникаться вещами, которые звучат в твоих ушах. Голос ведет нас улицами города, заставляет спускаться в метро, заводит в магазины.

 

Практически весь спектакль проходит в движении. При всей моей нелюбви к пешим прогулкам, меня эта полуторачасовая прогулка не утомляет.

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

  • Фотографія: ВРЕМЯ

Люди с интересом разглядывают группу и принимают то ли за иностранцев, использующих аудиогид, то ли за участников флешмоба. Пожилая женщина, завидев нас, начинает креститься и спрашивать, что происходит, но ее не слышат из-за наушников.

 

Спектакль всегда начинается на мосту, а заканчивается в разных местах. Наш подходит к концу в оживленном парке. Мы сидим на краю фонтана и под взгляды удивленной публики слушаем заключительную песню.

 

«Время» оставляет смешанные чувства: с одной стороны — некоторое разочарование, поскольку ты, конечно, ждал размаха Sleep No More. С другой — понимание, что это лишь начало, а люди, создающие подобные вещи, открывают тебе совершенно новые эмоции. Они заставляют подняться из театрального кресла и раствориться в действе, разворачивающемся на фоне декораций родного города. И эти ощущения действительно заслуживают аплодисментов. Пусть даже похлопать можно только голосу в своей голове.

projects.platfor.ma

Синхронный перевод спектаклей — работа, граничащая с искусством

Человеку, желающему постигнуть зарубежную культуру, труднее всего, пожалуй, прочувствовать особенности национального театрального искусства. Выдающиеся художественные произведения блестяще переводятся на наиболее распространенные языки мира, шедевры кинематографа дублируются профессиональными актерами, а творения архитектуры, скульптуры и живописи прекрасно воспринимаются без какой-либо вербальной интерпретации. С театром же все обстоит гораздо сложнее.

В отличие от кино, где работу по переводу и дублированию необходимо выполнить один раз, после чего переведенный фильм существует в «застывшей» форме, каждый театральный спектакль требует отдельного уникального устного синхронного перевода. В России синхронный перевод спектаклей на русский язык с применением специального оборудования встречается во многих республиканских театрах, дающих спектакли на национальном языке. Перевод театральных представлений организован и в некоторых театрах бывших советских республик. Разумеется, в частном порядке всегда есть возможность организовать синхронный перевод спектаклей для зарубежных делегаций и отдельных иностранных гостей.

Как правило, зритель слышит перевод спектакля через наушники. Синхронист осуществляет перевод «с листа» по отредактированному тексту пьесы, произнося его одновременно с репликами актеров. Иногда применяется другой способ перевода: речь актеров переносится на слайды, которые отображаются на мониторах по ходу спектакля. По сути, такой вид перевода можно назвать спектаклем с титрами. Этот способ перевода хорош тогда, когда зритель хотя бы немного знает язык спектакля и обращается к слайдам лишь время от времени. Если же зритель совершенно не знает язык, существует риск, что за чтением слайдов он едва ли будет успевать наблюдать за происходящим на сцене. И в этом случае синхронный перевод может стать оптимальным вариантом адаптации театрального представления.

Театральный перевод требует от синхронного переводчика особой вовлеченности в происходящее. По сути, переводчик должен сам стать актером, наполнить перевод теми же эмоциями и чувствами, которые вкладывают в свою речь актеры спектакля. Формальный подход переводчика к своей работе неминуемо разрушит магию театрального действа и лишит зрителя возможности сопереживать происходящему на сцене. Качественный театральный перевод — это всегда акт творчества переводчика.

Отправляясь в театр с уже организованным в нем синхронным переводом спектакля, остается только полагаться на ответственность организаторов, которые должны уделять особое внимание как технической стороне обеспечения перевода, так и мастерству и профессионализму переводчиков-синхронистов. Если же вы планируете заказать услугу устного перевода в театре для себя или для иностранных гостей в индивидуальном порядке, следует обращаться только в профессиональные переводческие агентства, имеющие опыт организации подобных переводов.

sinhronperevod.ru


Смотрите также